L.A.T.E.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » L.A.T.E. » Личные эпизоды » три квадратных метра


три квадратных метра

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ТРИ КВАДРАТНЫХ МЕТРА
---------------------------------------------
[audio]http://pleer.com/tracks/4567629a16o[/audio]
Где-то есть огонь, который нас согреет,
И милосердный свет всевидящих звёзд. ©

Дата и время: 26 ноября 2028; снежная буря, неизвестное уже время суток
Место: пещера, севернее Вайоминга
Персонажи: Clarke Hamilton → Lace Skillar

Врач Империи, заброшенный в отдалённый уголок освоенного пространства. Раненый разведчик Зверей, едва не загнанный в угол охотниками.
Между ними — только три квадратных метра. Общие здесь только бушующая погода и каменные своды пещеры.
И десятки противоречий, вопросов, оправданий, смятений...

Отредактировано Lace Skillar (2015-01-06 16:12:30)

+1

2

Стихия, порой также непредсказуема, как и женщина…
http://savepic.net/6300834.png

это с самого начала было странное задание: покинуть Денвер, добраться как можно быстрее до Вайоминга и отыскать потерянный отряд. в тот момент, когда нам зачитывали задачу, я уже думала о том, что это не правильно. неужели у них нет своих отрядов охотников для поисков? к тому же отыскать своих. но, мне едва ли хоть кто-то тогда мог ответить, потому я просто промолчала и приняла как данность тот факт, что мы должны покинуть "дом" ради цели. ту, которую я уже давно не просто не понимаю, но и не принимаю в целом. но кто же будет слушать молодую блондинку из врачей? естественно, что никто. два часа на сборы - все, что было у меня на тот момент. два часа, чтобы сказать "пока" дяде, обдумать все то, что мне нужно и можно с собой взять, да чуть сжать пальцами ладонь Оливера, когда он пришел за мной. два часа. чтобы через каких-то пару дней попасть в Вайоминг. тогда ребята шутили, что до Монтаны мы бы добирались и того дольше. тогда мне было не до веселья. что-то уже тогда не складывалось в моем сознании, но это был приказ. и не важно, но уже в ноябре нас настигла зима.
и самое паршивое то, что я оказалась права. нас отправили не за потерявшемся, якобы, отрядом. а на охоту за Стаей, членов которой начали подмечать разведчики империи. неприятно...

- а я сказала - сама справлюсь! - все-таки мужчины невыносимые существа. особенно если питают к тебе чувства. и не важно - дружба то или любовь, они все равно упрямо пытаются тебя оберегать. вот и сейчас, когда Оливер оставил меня на попечение Уэлса, чтобы отправится в разведку, я все еще "страдаю" от заботы этих двоих. а точнее - меня отказываются выпускать дальше нашего лагеря, который было решено разбить около часа назад. и ведь не докажешь, что ты старше некоторых из них, и что не смотря на то, что ты врач - за плечами у тебя лук и стрелы, а два кинжала спрятаны в одежде. и что ты умеешь ими пользоваться. тихо рычу, понимая, что еще минут десять таки споров и я уже просто сорвусь. и куда, спрашивается, делось мое рассудительное спокойствие? ах да. закончилось, когда появился Оливер. чтоб его! руки сами собой упираются в бока и я смотрю на мужчину, который все это время пытается привезти мне доводы, почему я должна остаться в лагере. - Уэлс, смею тебе напомнить, что я не такая уж и беззащитная, если ты забыл!  и не слушая больше, разворачиваюсь в противоположную от него сторону, подхватывая с земли свою медицинскую сумку.
сказать по правде, я бы и не хотела уходить от лагеря, но понимала, что едва ли я еще окажусь в этих землях в ближайшее время. как, впрочем, и другие врачи с охотниками. Вайоминг - то поселение, которое довольно часто снабжало Денвер травами для настоев, так как больше нигде они не выжили. и потому я полчаса пыталась отстоять свое право на эту вылазку, учитывая, что в лагере и так было всего три человека. а теперь будет два. но я то скоро вернусь...а вот когда вернется Оливер и парни. вздыхаю от собственных мыслей, направляясь подальше от костра. мне не было страшно. за несколько лет другой жизни как-то быстро учишься выживать в любых условиях. даже у подножья ни то небольших гор, ни то просто такого странного, после всех катастроф, ландшафта. поправляю перчатки, проклиная про себя зиму, которую началась так не вовремя. еще пара дней - и травы, которые я ищу, погибнут до теплой поры года. и это плохо. лекарств у нас, если по правде, и так не много. хорошо хот были те, кто мог возродить старые знания травников. иначе бы совсем загнулись в этом мире.

вот под эти мысли я и набрела на необходимые мне травы, вот только собрать успела не много. то, что творится что-то не ладное я поняла в тот момент, когда вокруг стало резко темнеть. и вроде бы еще рано для этого, но стоило поднять голову вверх, как все стало ясно - погода в очередной раз решила меня подставить. надвигалась буря.  твою ж мать! чертыхаюсь, срывая очередной росток, отправляя его в сумку и решаю, что пора бежать в сторону лагеря. пара секунд, чтобы определить направление, просто вспомнить, откуда именно я пришла, а дальше сорваться на бег. по пересеченной местности, корням, огибая, а порой и перепрыгивая поваленные деревья. так себе удовольствие. особенно когда за шиворот теплой куртки попали первые крупные хлопья снега. я не успевала. это было понятно сразу, как только облака разразились первой волной снега. не редкий и мелкий, как бывало в Денвере или в некогда родном Рапид-сити. а крупными хлопьями, которые застилали все вокруг. отрезая меня от моего же лагеря. ненавижу! и это чертово задание тоже. чуть прикрывая глаза ладонью, пытаюсь идти дальше, но стихия решила подкинуть мне еще один "козырь" - поднялся ветер. да такой, что деревья начало качать, а сквозь начинающуюся, пока что, метель, я слышала, как "переговаривается" лес. да меня под этим снегом похоронит просто! мозги начинают работать быстрее, когда приходит осознание опасности. и скорой смерти. где-тов  памяти всплывает вход в пещеру, который я видела еще по дороге сюда. и была она не так уж и далеко...

вбежала я под защиту твердой породы в тот момент, когда уже напоминала промокший сугроб, а там, за пределами бушевала стихия.  - ну просто красота! - скидываю на пол сумку и колчан со стрелами, ругаясь так, что если бы услышала мама, не сносить мне головы. вот только ее нет рядом. как нет и тех, с кем я вышла из Вайоминга утром. и мне хочется надеяться, что они найдут, где переждать эту стихию. - тебе что, было мало того, что ты три года назад устроила?!
понимаю, что это глупо - ругаться на природу. да и кричать на "стену" из снега - тоже. но ничего не могу с собой поделать. я промокла, я переживаю за Оливера...и да, я ненавижу зиму! - блеск. и сколько мне тут торчать? отворачиваюсь от созерцания белого безумия, боясь с чувством, что на меня кто-то смотрит...

+1

3

Он и так задержался на четыре дня вместо обещанного «я только пройду немного, осмотрюсь здесь». Сначала вперёд, влево-вправо, а там и начали в прямом смысле манить неизведанные земли, открывавшиеся перед Лэйсом. Стая, конечно, будет не в восторге от невероятных его приключений, особенно когда всплывут все подробности. Может он и не захочет делиться деталями своего почти недельного местоположения, в которое превратились пара часиков, изначально подразумевающихся, но Кот, подкрепленный ещё и этим внушительным арабом, вытряхнет даже размер снежинок, которые упали ему на нос. А рассказать точно будет что: расписание выдалось удивительно насыщенным, каким бывало оно редко. В качестве искупления вины за подпорченные нервы и что-нибудь ещё, что провернёт его старая новая семья, он мог предоставить только наскоро нарисованные на коленке наброски карт, причём достаточно недоработанные и приблизительные. Игра пока что не стоила свеч.
Часов через пять (он снова забыл завести часы и пытался ориентироваться по солнцу) Кречет нарвался на небольшую группу имперцев и лишь волей случая остался незамеченным за широким стволом дерева. Пришлось потом немного искупаться в осенней грязи, скрываясь от новых вооружённых хозяев жизни, но он всё равно неосторожно привлёк на себя внимание одного из них, а этот не слишком вежливый парень почти сразу попытался метнуть в Лиса нож. Более обученные такому ремеслу Звери как-то пытались вбить ему в голову и опытным путём втереть банальные приёмы самозащиты, и что-то даже получалось, но когда этот мужчина средних лет и средней физической формы достал короткий клинок, то и знания сию минуту улетучились. А ничего умнее, чем закрыть лицо и шею рукой, картограф просто не придумал.
Нож, разумеется долетел и вонзился в районе локтя. Как бы не хотелось ему сделать обратное, но он вскрикнул от этой резкой и неожиданной боли. И сразу откинув возможность победить более обученного соперника в классическом бою, Кречет стал действовать по своей обычной схеме, очень близкой к технике Сусанина. Он-то уже на животе этот лес выползал, пока незаметно старался улепётывать, а вот имперец вряд ли обладал столь широкими познаниями о составе местной почвы. Спустя минут десять такой пробежки охотник стал отставать, а потом и вовсе скрылся позади — видимо, побоялся неизвестной чащи. Зверь же, уже успокоив бешено колотящееся сердце, набрёл на пещеру. Пещера, конечно, звучало громко: так, относительно глубокая выемка  в скале, пещерка, но именно в ней можно было укрыться от возможных преследователей, теперь уже более собранных. Но вне зависимости от близости часа своей бесславной кончины от рук Империи, он постарался устроится в нише между камней внутри и не сожалел, что так сделал — небо снаружи подозрительно темнело. Однако меньше всего Скиллар сейчас обращал внимание на погоду и наконец-то заинтересовался раной, хоть и сделал это после того, как вытер кое-как нож о брючину и забросил его в сумку, испачкав грязью и остатками крови сложенные там листы. Перевязать не нашлось чем, и снова его природная изобретательность выдвинула идею о том, что можно просто прижать кровоточащую руку к животу да так и сидеть, авось чего и высидеть. Например, если он здесь под каменными сводами задержится, то насидеть себе какой-нибудь завтрак. И мысль эта становилась всё более и более актуальной, особенно когда повалил снег.
Резкая же смена погоды на зимнюю не только принесла призрак проблем, но и нежданную гостю в этом природном укрытии. Не просто гостю, а врага: сопротивленцы были далеко и совсем не в этой стороне, блуждающих одиночек имперцы просто так не выпустят по лесам гулять — словом, иных выводов не нужно было. На весь этот участок леса, по скромным его расчётам, был десяток охотников и, предполагается, лишь одна подбитая птичка. Вот она, простая арифметика. Лэйс сунул здоровую руку в сумку, нашаривая липкое лезвие и не сводя глаз с девушки. Конечно, через три возмущённых фразы можно заметить, что ты оказался в уже занятой пещере. То, что будешь заперт сугробом вместе с человеком, которому нечего терять, кроме далёкой и потому призрачной Стаи, предстоит узнать после, если эта особа рискнёт прожить лишние минут тридцать и во всём разобраться. Или он проживёт.
— Кто ты такая и откуда пришла? — из огня да в полымя. Новая планета учила его конкретике и уменьшению доли лирики и её практической пользы в речи. Лучше как в армии: быстро, чётко и ясно давать ответы на все вопросы, иначе придётся использовать более древний метод дознания. Но нож Кречет по-прежнему не доставал, только правую руку в сумке прятал.

Отредактировано Lace Skillar (2015-01-07 06:42:45)

+1

4

невнимательность может стоит тебе жизни. разве тебя этому не учили?
http://savepic.net/6300834.png

это же надо было так сглупить: стоять долгое время спиной к пещере, выкрикивая гадости в сторону погоды, чтобы только после вопроса осознать точно, что ты не одна. но...в этом вся я. сколько бы охотники ни учили меня, сколько бы Оливер не ругался - я так и не научилась не то что держать долго и достойно оборону, но даже чувствовать опасность заранее, а не когда уже упираюсь в нее. блеск. в этот момент мне хочется звучно ударить саму себя рукой по лицу, но я  не делаю этого - я пытаюсь вглядеться в темноту, но это, пожалуй, довольно проблематично. но глаза все же привыкают и я вижу если уж не четко, то хотя бы довольно конкретные очертания. молчать нельзя. это не свои уж точно... в такую ситуацию могла влипнуть лишь я. мысли начинают двигаться хаотичнее обычного. до сумки и стрел я уже просто не доберусь, пусть они и не так далеко. ведь мало ли что с собой у этого человека. без оружия тут просто не выживают. вот только что это? нож? кинжал? а может огнестрельное. нет, рисковать нельзя. я еще нужна живой своему отряду. и желательно довольно здоровой. и сбежать я тоже не успеваю. во-первых, тогда будет замечательный обзор на мою спину, в которую можно и стрелять, и ножи метать. во-вторых, там все еще бушует стихия. и вот она меня точно не пощадит. а этот человек - может. в-третьих, орать тоже глупо и бесполезно. даже если кто из своих прячется по близости, в таком снегопаде меня не обнаружат. да и глупо это будет выглядеть. значит... остаются переговоры. этот мужчина тоже не дурак. наверное. и мне хотелось в это верить.
- если я скажу - "оттуда", вы же мне не очень поверите, да? - не весело улыбаюсь, стараясь не делать лишних движений. надеюсь, что мне повезло и мне не попался нервный человек, который набродился по этим лесам до чертиков. прищуриваюсь, но все равно ничерта не могу рассмотреть. чертова погода и отсутствие источника света. хоть бы огонь развел, раз сидит тут. ой как мило, Кларк. ты уже злишься, что тебе тут удобства не обустроили?! мысленная оплеуха приводит в чувство. вздыхаю и поднимаю руки, показывая, что не собираюсь ни нападать на него, ни еще каких глупостей совершать, только после этого продолжаю, - я бы конечно вас покинула, но увы. у меня нет особого желания умереть там от разгула стихии, так что я предпочту остаться здесь.

кажется кое чему, но Оливер меня научил. и это - наглость. глаза привыкли к темноте настолько, что я могу видеть почти нормально сидящего на против мужчину. старше меня, это уж точно. но в этом нет ничего удивительно или пред рассудительного. просто факт, который откладывается в памяти. я все еще пытаюсь понять, насколько он для меня опасен, вооружен ли, но вижу лишь странное положение рук. и если одна в сумке, то вторая как-то не очень естественно прижата к телу. мда. руки опускаются сами собой, после чего я все же произношу, - я врач и непогода застала меня в лесу, пока я собирала травы. вот так вот просто. почему я все же решаю уточнить, кто я есть? да потому что в этом мире медиков осталось...по пальцам пересчитать, если честно. приходилось учить военных или же мирных жителей. причем порой учить с нуля, да в экстренном темпе. иначе люди бы просто умирали без помощи. первый год еще можно было найти лекарства старого мира. а потом не стало и их. их просто негде искать. большая часть Америки ушла под воду. теперь у нас были только знания да травы, которые порой не могли помочь. но то, что я вижу сейчас - не столь страшно, если помочь сразу. вот только нужна ли ему эта помощь. и стоит ли вообще помогать. все то, что есть у меня в сумке - может помочь спасти жизни. но все это было рассчитано на мой отряд. мой родной и любимый отряд. и пусть там были те, кто предан Империи, кто просто не видел всего, я не могла бросить их. вот это бы было самым настоящим предательством. но сейчас сострадание к выжившим людям и некогда данная врачебная клятва...были сильнее любых доводов мозга о том, что я не знаю, с кем имею дело.
- что у вас с рукой? - спрашиваю негромко, делая первый неуверенный шаг в сторону мужчины.

+1

5

Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,
Расспроси-ка сначала меня как я жил. ©

Она точно не принадлежала к разряду профессиональных киллеров, коими Империя полнилась. У убийц обычно повадки более кошачьи, да и бьют они без промедления, не размениваясь на эмоциональные проявления. Видимо, с течением времени, вопреки голливудским сценариям, злодеи нашли корень своих проблем: не распыляться на пафосные речи перед главным делом. Ну и не оборачиваться, потому как в этот самый момент пуля рыцаря добра, восставшего из пепла, настигает незадачливого последователя тёмной стороны, не изучившего все риски профессии.
Лэйс не раз видел охотников и стиль их работы. Они-то вот так не озираются, не замирают истуканами, когда видят кого-то, кто имеет что-то против них. Вряд ли это было лишним баллом в пользу миролюбивости девчонки, он всё равно не спешил предпринимать какие-то шаги, чтобы её к себе расположить. Наоборот — иголки у ежа росли, крепли и гораздо больше кололись. Он глядел на соседку по пещере исподлобья, неотрывно, дабы в сию секунду предугадать её смертоносное действие против него.
Странное дело — Скиллар мечтал о смерти, но смотря в её сухое и костлявое лицо неизменно пасовал и пятился, попрочнее цепляясь за жизнь. Ничего не стоило предложить девушке достать оружие или самому вложить ей в руку нож и покончить со всем. Прекрасная получится история: Кречет погиб как мученик, в узком пространстве каменной ниши, куда коварная имперка его завела и вероломно заколола безоружного. Лучшего момента и не придумаешь, чтобы поймать двух зайцев и войти в историю, чтобы в сопротивлении детишек пугали миловидными блондинками-ассасинами. С детства над теперь вдалбливать в вихрастые головы, что внешность бывает обманчива и никакие там «зеркала души» не помогут.
— Знаем мы это «оттуда». Империя значит новая жизнь, так вы все говорите? — раненый зверёк, забившись в угол, только и может, что шипеть и кусаться. К тому же, рана на руке болела, и никакой особенной радости от этого не испытывалось. Мир виделся злым, холодным и настроенным против него. Миру от этого, конечно, ни жарко, ни холодно не было от этого, он всегда таким неуютным и был.
Врач, вне всякого сомнения, был ему кстати. Можно ли верить этому врачу — другой вопрос. Жизнь это не просто русская рулетка, это игра в Мафию: всегда есть добрый доктор и злой. И чёрт его знает, какая кому выпала карта на этот раз. Людей медицинских профессий уже потому стоило опасаться, что они знали о тебе больше, чем ты сам. И накормить кого-нибудь со зла волчьими ягодами вместо смородины или нарезать в салат листья наперстянки им тоже не составляло труда. Главное — знать диагноз и цель. Так что признание этой девицы, которое было призвано отмести всяческие сомнения в её безопасности, напротив их породило.
— С моей рукой всё в порядке, не ваше дело, — огрызнулся Кречет, ни капельки не покраснев от своего вранья. Если действительно существует ложь во благо, то это она и была. К тому же, лучшая защита это нападение, хоть и смотрится очень некультурно. Картограф попытался отодвинуться от девушки ровно на столько же, на сколько она приблизилась к нему, но ничего не получилось — позади был глухой камень. И именно в безвыходных положениях стоит применять грубую силу, фанатом которой Лис не был, но ситуация обязывала: он вытащил нож со следами крови из сумки. Очень однозначный намёк.
Двинешься ко мне — порежу, на это у меня умений хватит.

+1

6

долг врача помогать даже тем, кто против этого
http://savepic.net/6300834.png

ощущение, словно находишься рядом с вулканом, который грозит извержением. или на пороховой бочке, которая вот-вот взорвется и погребет тебя. а все потому, что я совершенно не знаю, как себя вести с незнакомыми мне людьми, которые, мягко говоря, не желают мне ничего хорошего. хочется рассмеяться. истерично. от отчаянья всей этой ситуации. почему я никого не послушала и пошла одна? ах, да. я же такая самостоятельная, что просто не передать словами! именно поэтому я сейчас торчу черти где и черти с кем.
невольно, сами по себе кривятся губы, когда с уст мужчины слетает слово "Империя". ничего не могу с собой поделать. и с каждым днем мне все сложнее сдержать в себе чувства, которые я испытываю к этому "государству". иначе я уже просто не могу сказать. ведь Империя делает все, чтобы быть государством нового поколения, но при этом опираясь на опыт прошлого. империя. монархия. никакого права выбора. никакой свободы. а ведь когда-то такая система уже показала свою неэффективность. но нет. выживших это явно не останавливало. хотя бы потому, что военные не давали узнать всей правды. а я знала. мне пришлось узнать, ведь я приближенная к внутреннему кругу. врач, племянница правой руки императора. я. слишком. много. знаю. и от этого и страдаю. разрываясь между желанием сбежать. и желанием остаться ради тех, кто мне дорог.  ведь я то знаю, что не все люди фанатики, которым промыли мозги. есть те, у кого свое мнение. просто они, как и я, учатся скрывать это, держать в секрете. чтобы не казнили. и не все, кому их промыли, такие уж плохие люди. Оливер...он ведь не такой, каким ему приходится быть ради этих глупых законов. я же знаю..вижу.
- а вам в детстве не говорили, что гнать под одну гребенку - как минимум глупо? - почти огрызаюсь на его слова, сама того не понимая. почему-то такой, казалось бы , правильный выпад со стороны сидящего на против, задевает слишком сильно. даже как-то обидно. и я не успеваю вовремя себя остановить, когда отвечаю. плохо. очень плохо. и глупо. ведь только что я, по сути, дала ему ключ, как пробить мое спокойствие. которое и так на исходе. я устала. вымоталась. и эмоционально, и физически. и уж тем более я не горела желанием торчать в пещере с агрессивным типом, который мне еще и лгать пытается! что за люди то пошли. уж лучше бы я пошла с Оливером, пусть он и был усиленно против. но он, хотя бы, не пылает ко мне недоверием, пусть у нас с ним вообще, в последнее время, с этим проблемы. я не была уверена, что простила ему случай на озере. а он, кажется, это чувствовал. как чувствовал и то, что во мне растет недовольство Империей. но...я все еще любила его. сильно.

пытаюсь взять себя в руки, сделать глубокий вдох, чтобы просто не дать волю чувствам и не наорать на этого человека, который хоть и был старше, но вел себя определенно глупо. я могу ему помочь. да я, по сути. сама ему помощь предложила, пусть и не прямым текстом, но все же. да какого черта, в самом деле? гордые все пошли, что просто не передать словами! мы что, все выжили для того, чтобы друг друга попереубивать, в конечном счете? руки сами собой упираются в бока, как со мной происходило всякий раз, когда наши гордые мужчины пытались доказать мне, что они сами со всем справятся. да и вообще, не собираются тут терять кровь и умирать у меня на глазах.
- слушайте, меня тоже не прельщает перспектива торчать тут с вами, да еще и выслушивать от вас что-то про империю, - я волную, от того чуть ли не глотаю часть звуков, но не думаю, что меня не поймут. слишком уж очевидные слова, - и уж тем более слушать ложь. если вы еще не поняли - я врач. и я отсюда вижу, какая перспектива может ждать вас, если не остановить кровь, а уж тем более - не обработать рану. я делаю еще шаг, чтобы замереть, увидев нож. блеск. теперь мне еще и угрожают. хочется просто выругаться, развернуться и отойти к началу пещеры, надеясь, что этому дураку не хватит сил дотащиться до туда и прирезать меня. хотелось бы отсидеться в тишине до окончания стихии и свалить к своим. и пусть этот глупый человек помирает...вот только...клятва данная мною когда-то, не даст мне это сделать. делаю глубокий дох, смотря то на нож, то на него, - слушайте, я конечно понимаю, что ваших глазах я - зло, враг и прочее, но я правда могу помочь. не верите моим настоям, у меня в сумке еще есть лекарства старого мира. спирт и бинты. уж им то вы можете поверить? - я не пытаюсь говорить с ним, как с умалишенным или безумцем, а ведь именно такому нас и учили когда-то, утверждая, что в нашей практике будут случаи, когда пациенты будут против лечения. причем настолько, что придется делать это насильно. но сейчас у меня нет ни сил, ни желания так делать. и возможно, это видно, - хотя по хорошему, я бы советовала вам прижечь рану после всего этого. неприятно, больно, зато зараза не попадет уже, да и крови больше не будет.
и...возможно я совершаю ошибку, но я поворачиваюсь к нему спиной, чтобы вернуться к сумке. за стрелами я даже не тянусь. нож летит быстрее стрелы. это я уже знаю. потому откидываю и лук, который снимаю со спины. после чего подхватываю сумку и откидываю ее ближе к мужчине. захочет - поможет себе сам. или попросит меня. и после этого я  просто опускаюсь на землю. там же, где и стояла. я устала. я правда устала от забега по лесу, от бесконечного беспокойства за Оливера и дядю. я устала от Империи. и...от того, что некогда выжившие люди пытаются убить друг друга. ради чего?...

+1


Вы здесь » L.A.T.E. » Личные эпизоды » три квадратных метра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC